24.12.2011 Кузнецкий рабочий

Откровенно и “полароидно”

Если так случится, что историки будут изучать конец ХХ - начало XXI века по драматургии 90-х и последующих годов, они смогут сделать неверный вывод. Историки могут поверить, что люди, живущие сейчас, общаются между собой исключительно с помощью ненормативной лексики.

Так называемая “новая драма”, и русская, и переводная, не обходится без мата. И написанная английским драматургом Марком Равенхиллом пьеса “Откровенные полароидные снимки” не исключение. Режиссер Петр Шерешевский, взяв ее к постановке на сцене нашего театра, очистил текст от нецензурной шелухи. Хорошо сократил и поставил так, что люди социального дна, маргиналы вызывают сочувствие. Они обжигают своей болью еще и потому, что находятся рядом с вами, даже среди вас. Зрители сидят на сцене в два ряда, в полукруге, и действующие лица, находясь в двух метрах от вас, время от времени садятся на соседний с вами стул.

Спектакль соединяет в себе открытую условность театральной игры с подлинностью действия и чувств. Правила игры рассказывает Евгений Любицкий, а может, это уже говорит его персонаж Ник. Это очень напоминает какой-нибудь телевизионный проект. “Сейчас опустятся эти стены и вы окажетесь в замкнутом пространстве”. У его ног таз, ведро с водой. Он выливает его на себя. И весь мокрый появляется в квартире своей подружки Хелен. Это означает, что он попал под дождь и вымок до нитки. Артисты-персонажи каждый раз объявляют место действия. Квартира Хелен. Квартира Нади. Аэропорт. Больница. Сценография Александра Мохова сделана по принципу минимализма. Можно сказать, вообще никакого оформления. На стулья в зрительных рядах натянуты желтые, красные, зеленые и прочие разноцветные футболки. Костюмы или детали костюмов действующих лиц яркими цветовыми пятнами (художник по костюмам Марина Лукка) словно украшают их безрадостную жизнь, да они и не признают эту безрадостность. Потому что смотрят на жизнь позитивно, как стриптизерша и наркоманка Надя (Екатерина Санникова), которой бойфренд, с ним она не дружит, не любовью занимается, а “трахается” (девушка говорит это будничным тоном, как о рутинном занятии), каждый день возле дома бьет лицо в кровь, а Надя объясняет поведение своего дружка очередному спасителю, что у ее непоявляющегося на сцене Саймона “было трудное детство”. Надя напичкана теориями из глянцевых журналов или книжек дамочек-психологинь о пользе позитивного взгляда на мир. Тут я должна сказать, что Екатерина Санникова убедительна в своей роли и очень выразительна. И от спектакля к спектаклю ее игра становится все ярче и тоньше одновременно. Но так обычно пишут, когда хотят выделить артиста. В “Полароидных снимках” каждая (!) из шести ролей запоминается, потому что каждая выразительна и достоверна. Товарищ Нади, на наших глазах умирающий от СПИДа гомосексуалист Тим (как всегда разный и великолепный Ковзель), по ее представлениям ей как брат. Но подлинных братских или дружеских отношений у них нет. Они прибились друг к другу, ненужные никому. Тим знает, что идет к своему концу. Знает все этапы своего скорбного пути и не хочет принимать поддерживающее его лекарство. Он тоже прячется от жизни этакой веселостью, легкостью позитива и некой иронии. Если он и любит мальчика, которого он купил для сексуальных утех, то не признается в этом. А у мальчика, выписанного из России Виктора - расторможенного наркомана, мечта одна - стать порнозвездой. И у него уже есть пачка полароидных снимков, и он показывает их даже Наде. “Посмотри, какое у меня красивое тело”. В роскошном исполнении Андрея Грачева этот пацан такой же безмозглый, как и беззащитный. Такой несчастный подросток. С каким ожесточением и отчаянием он толкает уже мертвого Тима, к которому он, купленный за деньги, привязался. И словно в спиритическом сеансе Тим оживает и просит. Ну что Тим еще может просить в мечтах Виктора? Он просит у мальчишки любви, той, к которой они привыкли. Это вам не философия, высказанная горьковскими обитателями ночлежки, не “человек - это звучит гордо!” Здесь свои идеи.

Главное действующее лицо Ник (Евгений Любицкий) возвращается из тюрьмы к своей подруге Хелен (Мария Захарова). Он отсидел неизвестно какой срок за попытку убийства. А на убийство мужика подвигла любимая женщина, политическая экстремалка, социалистка. Она сочинила воззвание с таким призывом: “Убей богатого”. Уничтожив всех богатых, можно прийти к справедливому миру. Богатого Ник не убил, но изранил. И возвращается к своей Хелен, весь мокрый от дождя, с просьбой пожить. Но она уже другая. Она теперь депутат или кандидат в депутаты, и все еще искренне хочет помочь людям. Но за справедливость борется уже другим способом. Премьера состоялась меньше чем через две недели после выборов в Думу, и в этом плане происходящее на сцене выглядело очень актуально и своевременно. Великолепна в роли Хелен Мария Захарова. Пронзителен Любицкий.

Не вызывает сочувствия лишь Джонатан - жертва Ника и Хелен, то есть человек, порезанный Ником и пытающийся отомстить обидчикам. Анатолий Смирнов так играет этого с виду благообразного в костюме, галстуке мужчину, что проникаешься к нему чувством брезгливости только от одной его манеры смеяться, произносить слова. Он-таки отомстил обидчикам. Он их заставил работать на себя. Он подчинил их себе, сделал бездушными роботами.

“Полароидные снимки” в названии пьесы - не потому, что глупый мальчишка носит их с собой и всем хвалится. В наше время пользуются цифровыми фотоаппаратами. Полароидные карточки, если помните, быстро делаются, моментально выскакивают из щели.

В пьесе и в спектакле отношения людей, их действия, их поступки, их мысли и чувства - все возникает так же мгновенно. И так же быстротечно. В общем, все, как в жизни.

Татьяна Тюрина

(c)2007 Новокузнецкий драматический театр основан 6 ноября 1933 года dramanvk@yandex.ru
Сайт создан в системе uCoz